Коллекция Государственного Русского музея

Святые Алексий, человек Божий и Васса

Петр Иванович Рименский. 1690


Посадский житель Сольвычегодска Петр Иванов Рименский с 1673 по 1683 год неотлучно находился «у государевых дел» в Иконописной палате Московского Кремля. Он состоял кормовым иконописцем при царях Алексее Михайловиче, Федоре Алексеевиче, Петре и Иоанне Алексеевичах и, наконец, отпросился обратно в Сольвычегодск, однако заказы от Оружейной палаты получал и впоследствии. Так, в 1701 году вместе с иконописцами Иваном Матвеевым, Иваном Михайловым Ушаком и Афанасием Федоровым он участвовал в создании комплекса двухсторонних икон-таблеток с образами святых и праздниками и исполнил минею на месяцы ноябрь и декабрь (ГТГ). Плоды десятилетней деятельности Петра Рименского в московский период жизни пока не обнаружены.

Представить в общих чертах поздний, сольвычегодский период его творчества позволяют сохранившиеся произведения: Иверская икона Богородицы, исполненная «по обещанию» сольвычегодского жителя Максима Данилова Пивоварова (1699, СИХМ), и образ из ГРМ.

Святые Алексий, человек Божий, и Васса предстоят миниатюрной композиции «Рождество Христово», что, вероятнее всего, свидетельствует об исполнении иконы для вклада в Рождественскую церковь. (Не исключен, однако, и другой вариант интерпретации: содержание образа можно рассматривать как моление заказчиков о чадородии). Вместе с тем композиция иконы находит параллели и в произведениях мастеров Оружейной палаты зрелого периода ее существования. В нижней части средника на фоне высокого шарообразного позема изображен ярко-красный картуш, обрамленный изящной позолоченной рамой. Вписанный в него текст представляет собой краткое изложение жития святого Алексия, человека Божия.

Сходный принцип соотношения изображения и текста использован на иконе святых Феодора Стратилата и Агафии (ГИМ), заказанной в 1680/81 годах царем Федором Алексеевичем и царицей Агафьей Семеновной Михаилу Милютину и вложенной в Успенский монастырь Александровской слободы в связи с бракосочетанием и как моление о чадородии.

Осень русского Средневековья. СПб. 2018. С. 84.

Внизу на позёме надпись: «РЧИ (1690) году м[е]с[я]ца маия в (…) (ден)ь совершенъ сей с[вя]ты[и] [о]браз писал зограф Петр Иванов с[ы]н Рименский»

Показать полный текст
Скрыть полный текст

Характеризуя икону, ее бывший владелец Н. П. Лихачев, видимо, под впечатлением от труда А. И. Успенского «Царские иконописцы и живописцы XVII века» (1913) отметил: «Свв. Алексий, Человек Божий и Васса NB. (С годом рождения Царевича Алексея)». Действительно, в 1690 году иконописец Оружейной палаты Тихон Филатьев исполнил для новорожденного царевича Алексея Петровича икону соименного ему святого — Алексия, человека Божия (Успенский, 1913. С. 283), однако икона Рименского едва ли имеет отношение к царевичу.

Композиционная схема, использованная на ней, хорошо известна по произведениям строгановских иконописцев. На них изображались святые соименники заказчиков в предстоянии миниатюрному образу, указывавшему на предполагаемое место вклада иконы. Одним из ярких примеров служит образ святых Феодора Сикеота и пророчицы Анны, предстоящих миниатюрному образу Благовещения, заказанный в середине XVII века Федором Петровичем Строгановым и его супругой Анной для вклада в Феодоровский придел Благовещенского собора Сольвычегодска (ГРМ).


«Виртуальный Русский музей» в социальных сетях: