Коллекция Государственного Русского музея

Чарка с двумя ручками

Москва. Вторая половина XVII века


Наиболее близкие чарочкам и коробочке изделия происходят из основного собрания Оружейной палаты Московского Кремля, в котором хранятся произведения придворных кремлевских мастерских. Значительная их часть принадлежала ранее к царскому имуществу. Такая драгоценная посуда передавалась по наследству, входила в состав личного «хоромного» имущества и «украшала поставцы отдельных членов царской семьи». Возможно, таково происхождение и предметов из коллекции М. П. Боткина.
Мастера Золотой и Серебряной палат Кремля, кроме крупных драгоценных сосудов, изготовляли и коробочки для белил и румян, использовавшиеся в женском обиходе (Постникова-Лосева, 1954. С. 174, 177). Эмаль по скани появилась на Руси в XVI веке, будучи заимствована из Западной Европы. Две чарочки относятся к московским эмалям середины — второй половины XVII века, исключительно своеобразным, иногда негармоничным по цвету, но близким стремлению русских людей к декоративности.
Все три предмета исполнены из листов серебра выколоткой, придавшей им форму, и украшены эмалью по сканому орнаменту. Поставленные на три шаровидные ножки, они отражают прием ювелиров Западной Европы. Характер орнамента и цвета эмалей свидетельствуют о принадлежности их единой ювелирной традиции. Это выпуклые белые эмалевые горошинки, имитирующие жемчуг, бордюры заполненных эмалью кружков, вплавленные в эмаль миниатюрные золоченые цветки и звездочки, завитки, а также эмалевые точки на лепестках и кружках.
Особенно близки по декору чарочки. У них одинаковые ножки в виде сферы, обвитые тонкой сканой проволочкой, повторяется двойной контур венца чаши — в виде сканого кольца и крупной рельефной «веревочки» из сдвоенных перевитых сканых нитей. Обе чарки на мишени украшает многолепестковая розетка. Един и колорит эмалей ― глухих голубых и белых, черных и дополнительных желтых, прозрачных изумрудно-зеленых и лазоревых. Но перед нами работы разных по почерку и таланту мастеров. Особенным мастерством исполнения отличается чарочка с одной ручкой-пелюстью. Ее ювелир достиг замечательной гармонии в соотношении масштаба орнаментов и формы чарки. Сложную многолепестковую розетку на мишени, окружающие ее стилизованные лиственные пальметты и веточки с цветком отличают четкие формы, уверенные ровные контуры и динамичный рисунок словно колышущихся лепестков. Пелюсть сделана в виде короны (венца). Растительный узор сближает ее с чарками из Оружейной палаты Московского Кремля (см.: Мартынова, 2002. Кат. 272‒276). Перед нами явно серия изделий, исполненных в одной мастерской, а скорее, одним мастером. В этом ряду стоит и чарочка с двумя ручками из ГРМ. Но орнаменты ее проще, узор на внутренней и внешней поверхности одинаков, цветочная розетка на мишени не столь сложна.Однако иная композиция декора с S-видными завитками расширяет представление о репертуаре орнаментов московской мастерской — очевидно Серебряной палаты Московского Кремля.
Характерной чертой чарочек из ГРМ и собрания Оружейной палаты, сближающей их с работами других московских эмальеров второй половины XVII века, является единый колорит эмалей. Их цвета в первую очередь создают ощущение пышного яркого декора. Значительным богатством отличается и техническое многообразие эмалей. Нарядность повышают эмалевые точки на поверхности лепестков: желтые — на черной, зеленой и голубой эмали, черные — на голубой. Особенно декоративны эмалевые лепестки и цветки, украшенные вплавленными в эмаль серебряными позолоченными звездочками и лепестковыми пальметками, изогнутыми веточками и завитками. Все это образует сказочный узор, словно сверкающий драгоценными камнями на фоне золоченого серебра. Изогнутые тонкие лепестки, волнообразный контур пелюстей, мерцание разных цветов создают динамичный рисунок, отличный от тонкого и изысканного рисунка эмалевых узоров XVI столетия, но характерный для стиля барокко второй половины XVII века.
К числу редких серебряных изделий, выполненных в той же технике, принадлежит и круглая туалетная коробочка. Ее растительно-цветочный орнамент, бордюры из горошин и кружков, глухие и прозрачные эмали связаны с чарочками едиными традициями декора. Но узор на коробочке еще пышнее. На ней почти не виден золоченый фон, бордюры из кружков, на чарках одноцветные, превратились в декоративные цепочки чередующихся черных и зеленых, белых и голубых кружков. Состав вплавленных в эмаль золоченых деталей, кроме известных по чарочкам, обогатился парными фигурками птиц, а колорит эмалей — лиловым цветом. Рисунок узоров на коробочке включает новые декоративные приемы: он более рельефен благодаря наложенным на стенки и крышку крупным завиткам толстой, объемной скани. На крышке появляется объемная цветочная розетка из сканых завитков и зерни. Все это новые черты в искусстве мастеров Серебряной палаты Московского Кремля, среди которых работал и жалованный мастер Лука Мымрин, творчество которого относится к концу XVII — началу XVIII века (Сокровища Третьяковской галереи, 2011. С. 8‒9. Ил. 10, 11). К этому этапу развития искусства московской эмали по скани принадлежит и коробочка Русского музея.

Осень русского Средневековья. СПб. 2018. С. 132-133.

Рест. в 2010 в ГРМ А. С. Смирновым и Д. В. Красильниковым.


«Виртуальный Русский музей» в социальных сетях: