Коллекция Государственного Русского музея

1777, Кронштадт – 1855, Санкт-Петербург

Подвиг новгородского купца Иголкина в Северной войне со шведами

1839


История новгородского купца Иголкина, попавшего в плен к шведам, относится к годам Северной войны, когда патриотический подъем был настолько высок, что героизм проявлялся не только на полях сражений и не только военными людьми. Купец Иголкин в момент начала военного конфликта находился в Швеции и был вместе с другими подданными России заключен в тюрьму, проведя в ней семнадцать лет. В заточении он однажды услышал, как шведские солдаты оскорбительно отзываются о русском царе Петре. Возмущенный этим, купец вырвал у одного из шведов ружье и штыком заколол двух шведских солдат. Король Карл ХII сумел по достоинству оценить мужество и патриотизм новгородского купца. Он отменил смертный приговор, вынесенный Иголкину, и отпустил его на родину.  

Картина написана под воздействием пьесы Н. А. Полевого „Иголкин, купец новгородский", поставленной в 1838-1839 на сценах столичных театров. Однако рисунок на этот сюжет, приобретенный Ф.П. Растопчиным, был исполнен художником еще в 1811 (Круглова 1982. С. 67). В 1838 П.П. Каменский видел в мастерской В. К. Шебуева неоконченное полотно: „Картина только набросана, еще не подмалевана, хотя и тут нельзя не увлечься обдуманностью, силой и верностью сочинения" (Круглова В.А. 1982. С. 68). Однако движение шведских солдат получилось слишком динамичным. Это было отмечено уже А.И. Ивановым, который, сообщая в письмах к сыну, А.А. Иванову последние петербургские новости, писал: "В композиции примечается нечто не довольно обдуманное. Иголкин, убив шведа, сидит очень покойно, у ног его валяется тело убитого, вбегают другие и с таким жаром, что, кажется, пробегут мимо того, кого им надобно, между тем Иголкин сознается, что он убил...''(Коровкевич С. Андрей Иванович Иванов. 1775-1848. М., 1972. С. 92). Тем не менее Совет ИАХ постановил приобрести произведение, найдя его исполненным „весьма важных достоинств" (Круглова 1982. С.  72). Гравировано А.  Моисеевым (1844), П. Ф. Борелем (1840-е), литографировано Е. Житневым.

Картина экспонировалась на выставке в ИАХ 1839.  


«Виртуальный Русский музей» в социальных сетях: