Коллекция Государственного Русского музея

1626, Москва — 25 июня 1686, Москва

Троица Ветхозаветная

Царские мастерские. 1671

  • Дерево, левкас, темпера. 123 x 89,2
  • ДРЖ-2147

  • Пост. в 1925 из ГМФ; ранее — в церкви Воздвижения Креста в Таврическом дворце в Санкт-Петербурге


Симон Ушаков неоднократно обращался к теме Ветхозаветной Троицы, однако до нашего времени дошла лишь одна крупная икона его работы с таким изображением. Второе монументальное произведение на эту тему он написал в 1677 году совместно с Никитой Павловцем (МГОМЗ).

Образ Троицы Ветхозаветной воплощает основополагающий догмат христианской религии, согласно которому Бог един в трех Лицах – Отца, Сына и Святого Духа.

В Ветхом Завете повествуется о том, как столетнему праведному старцу, праотцу Аврааму, явился Бог в виде трех странников-ангелов. Авраам и Сарра угощают путников под дубом Мамврийским. Ангелы предрекают им рождение сына Исаака.

Художник стремился избавиться от условных канонов иконописного изображения, достичь объемности, телесности фигур и лиц. Перспективное построение композиции напоминает архитектурные фоны картин эпохи Возрождения. Здесь формы "палат" напоминают картины П. Веронезе, а иконография восходит к рублевской "Троице". Однако это произведение не несет той высокой одухотворенности, что была присуща созданиям Андрея Рублева. Ангелы здесь выглядят вполне живыми существами, а стол с чашей – символ таинства жертвы искупления – превратился в обычный натюрморт.

Уникальная особенность иконы состоит в изображении ордерных палат. Вопрос об их иконографическом источнике был отчасти решен Н. П. Сычевым, указавшим в качестве их опосредованного прообраза архитектурные фантазии на картине Паоло Веронезе «Пир у Левия-мытаря» (Галерея Академии, Венеция). Городской вид в правой части полотна связан с портиком на иконе Русского музея через промежуточные иконографические звенья. Вероятно, в их числе была гравюра из иллюстрированной Библии Мериана, в которой на листе с пророком и царем Давидом, играющим на арфе, на дальнем плане видна аналогичная «ведута».

В колорите иконы гармонично сочетаются белый, красный и бежевый, коричневато-зеленые и темно-зеленые, золото и серебро, обогащенные сиреневым и красным лаками. Важную роль играют розовый и лиловый, использованные в живописи одеяний и крыльев ангелов. Сами крылья производят необычное впечатление благодаря «живоподобной» трактовке перьев со стержнем и бородками, прописанными золотом или серебром, а также отсутствию подпапоротков. Такое изображение крыльев можно встретить и в других работах Симона Ушакова, например на Царских вратах 1672 года из соборного храма Чудова монастыря (Музеи Московского Кремля). Наряду с белыми палатами, виднеющимися в проеме арки, и белой скатертью самыми светлыми пятнами в композиции являются лики в обрамлении пышных мягких кудрей. В волосы ангелов вплетены тонкие розовые ленты. В узнаваемой ушаковской манере написаны глаза и губы небесных вестников. За счет многослойного письма Симон Ушаков достиг впечатления трехмерности формы, рельефности объема. При этом каждому ангелу придан индивидуальный облик.

П. В. Западалова // Осень русского Средневековья. СПб. 2018. С. 72.

Остается неизвестным, для какого храма предназначалась икона, но мы знаем имя ее заказчика. Установлено, что Николай Николетта был греком, выходцем из города Янина, приезжал в Москву «с окупными русскими полоняниками» и всяким товаром, а в 1679 году навсегда переселился в столицу Московского царства.

У нижней границы средника по центру белилами надпись: [В лето от Адама 7180, от Рождества Христова 1671, октября 16, радением царского мастера именем Пимен Федоров, по прозванию Симон Ушаков, в граде Москве. Тщанием и коштом Николая Евстафиева Николеты] (приведена в переводе Б. Л. Фонкича). Вторая надпись на русском языке: «За упокои схимника Филарета, схим(ника) Савватия, схим(ника) Сергиа».

Раскрыта в 1926–1927 в ГРМ И. Я. Челноковым, в 1936 Я. В. Сосиным.

Показать полный текст
Скрыть полный текст

Схожие между собой облачные клейма с композицией «Ветхозаветная Троица», весь фон которых покрыт золотыми горизонтальными штрихами, имеются в верхней части икон Симона Ушакова «Преподобный Макарий Унженский» (1661, НГИАМЗ) и «Великомученик Георгий» (1677, Национальный музей Грузии). Все четыре изображения Святой Троицы объединяет принадлежность краткому изводу иконографии: кроме трех ангелов здесь не представлены никакие дополнительные персонажи.

Композиционные особенности «Святой Троицы» 1677 года и аналогичного образа кисти Ильи Филиппова 1673(?) года (ПГХГ) позволяют говорить о сознательном обращении мастеров Оружейной палаты к иконографии почитаемой и приписываемой Андрею Рублеву иконы из Троицкого собора Троице-Сергиева монастыря. Они не совпадают с ней по размерам, но сходство композиций — взаимное соотношение поз и жестов трех ангелов, общее решение контуров их одежд, крыльев и жезлов, формы палаты на дальнем плане, очертаний стола, подножий и сидений, наличие на столе только одной чаши — убеждает в верности такого предположения. В сравнении с иконами 1673 (?) и 1677 годов рассматриваемый образ в меньшей степени похож на знаменитый протограф.

 


«Виртуальный Русский музей» в социальных сетях: