Коллекция Государственного Русского музея

Чарка

Новгород. Вторая половина XVII века (?)


Чарки были сосудами для вина, в церкви — сосудами для теплоты. На Руси они широко распространились в XVII веке. Чарки и корчики входили в число пиршественной посуды для торжественной трапезы в дни царских тезоименитств, «государских и святительских поминок», игравших важную роль в жизни Руси (Декоративно-прикладное искусство, 2008. С. 644–645). Надписи по венцу чарок доносят отголоски текстов чина заздравных чаш.

Сходные по назначению чарки и корчики XVII века имели близкую форму в виде глубокой маленькой чаши (у корчика — вытянутой формы, как у ладьи). Одинаков у них круглый, типа перевернутого блюдца поддон, украшенный широко распространенным в европейской и древнерусской утвари XVII века бордюром из декоративных полуовалов — овов, а также литые фигурные ножки в виде грифонов с уходящим под чашу волютообразным завитком; перекликается орнаментация: трехлопастные «спуски» с килевидным выступом, украшающие чаши снаружи. Это говорит о появлении сосудов в близкое время и в одном центре.

Нарядная золоченая чарка имеет двойное тулово. Ее внутренняя чаша гладкая, кованая, в центре украшена накладной литой мишенью с эмалью и литой фигуркой лежащего на цветочной розетке льва, укрепленного на спине. По ободу мишени на фоне черной эмали пространная нравоучительная надпись: ЧЕЛОВЕЧЕ ЖЕЛАЕШЬ СЛ(А)ВЫ ЗЕМНЫЯ ЗАТО НЕ НАСЛЕДIШЬ НЕБЕСНЫЯ НЕ ЗЛI СМИРИСЯ.

Наружная чаша чеканная, богато декорирована эмалью и гравировкой на трех орнаментальных «спусках» с сердцевидным завершением. Они украшены завитками и растительными узорами, заполненными опаковой эмалью черного, темносинего, салатного и зеленого цветов, а также прозрачной бирюзовой и изумрудно-зеленой. Между «спусками» на густо канфаренном фоне чеканным рельефом и сиянием золоченого серебра выделяются три пары животных и птиц по сторонам древа: лев и единорог, олень и заяц, птицы. Сцены сопровождает надпись: ЗРИ I СМОТ/РИ I Л/ЮБИ I / НЕ ПРОСИ I. По внешнему ободу чарки на залитом эмалью фоне размещена заздравная надпись: ЧАРКА ДОБРА ЧЕЛОВЕКА ПIТЬ ИЗ НЭЕ НА ЗДРАВИЕ ХВАЛЯ Б[О]ГА I МОЛЯ ПРО ГОСПОДРЕВО МНОГОЛЕТНОЕ ЭВО ЗДРАВИЕ.

Сильно отогнутая литая ручка (пелюсть) украшена популярной библейской сценой с Самсоном, разрывающим пасть льву, на фоне изумрудно-зеленой прозрачной эмали. Изображения льва и единорога стали особенно популярными на Руси в XVII веке. Они помещались на пелюстях чарок и подвесных чернильницах по сторонам от щитка, повторяя геральдические композиции из Западной Европы, где на щитах между львом и единорогом присутствовали гербы знатных родов. Этой иконографии не чужд был и Новгород. Но звери по сторонам от древа, известные на Руси с домонгольского времени, напоминают скорее о символике древа жизни. Они отражают древнюю традицию изображения Рая со стерегущими его зверями и населяющими его птицами. Интересен выбор животных: льва, известного своей охранительной символикой, единорога — олицетворения непорочности, хранителя древа жизни и Крестного древа, а также оленя и зайца — символов христианина (Декоративно-прикладное искусство, 2008. №549 — чарка (И. И. Плешанова)).

Отдельные детали чарочки — литые фигурки драконов на ножках и лежащего льва на мишени — свидетельствуют о знании ювелиром европейских образцов. Однако созданный мастером образ миролюбивого льва, реалистичные изображения зверей и птиц, жанровый характер сцен отражают черты новгородского стиля, интерес к передаче реальности в искусстве второй половины XVII века. Сценами орнаментам на чарке свойственны некоторая тяжеловесность, материальная весомость, даже грубоватость украшенных эмалью завитков и сердцевидных фигур, начерков букв в надписях, отражающие своеобразие новгородского искусства. Характерны для него и подробные нравоучительные надписи.

Осень русского Средневековья. СПб. 2018. С. 184.

Рест. в 2005 в ГРМ.


«Виртуальный Русский музей» в социальных сетях: