Коллекция Государственного Русского музея

Неизвестный художник
Школа Оружейной палаты

Портрет князя Аникиты Ивановича Репнина

Не ранее 1693 — конец 1694 (?)


Репнин Аникита Иванович (1668 – 3 июля 1726). Средний сын ближнего боярина и дворецкого царя Алексея Михайловича Ивана Борисовича Репнина (1615–1697) и Евдокии Никифоровны Плещеевой (? – 8 апреля 1695). Русский генерал-фельдмаршал (1725). С юношеских лет состоял при Петре I, участвовал в создании «потешных» войск. С 1685 поручик, через два года произведен в полковники. Участвовал в Азовских походах 1695–1696. В 1696 командовал фрегатом. С 1699 генерал-майор. В начале Северной войны командовал дивизией. По приказу Петра I приводил в порядок русские войска, отходившие из-под Нарвы после поражения в 1700. Участвовал в штурме Нотебурга (1702) и Нарвы (1704). В Полтавском сражении (1709) командовал центром русской армии. В 1709–1710 руководил осадой и взятием Риги. В 1712–1713 и 1715–1716 командовал войсками в Померании. С 1719 генерал-губернатор Лифляндии и одновременно в 1724–1725 президент Военной коллегии. После смерти Петра I выступил за провозглашение императрицей Екатерины I, но вскоре был удален А. Д. Меншиковым в Ригу.

Традиционное определение изображенного как князя Ивана Борисовича Репнина, принятое практически всеми исследователями второй половины XIX – начала XXI века, недавно было пересмотрено. Новая версия была принята Атрибуционным советом Русского музея в 2014 году.

Есть серьезные основания считать этот портрет — один из самых важных и высокохудожественных образцов парсуны — ранним изображением А. И. Репнина, среднего сына ближнего боярина и дворецкого царя Алексея Михайловича И. Б. Репнина и Н. Н. Плещеевой. Новое тщательное изучение портретов Репниных, предпринятое в процессе подготовки выставки "Неизвестный художник", подтверждает такое определение. Аниките Репнину в начале 1690-х было около 25 лет, что соответствует возрасту изображенного. Факты его биографии позволяют уточнить время написания портрета: он не мог быть создан раньше 1695, когда А. И. Репнин ушел с Петром в первый Азовский поход (Овчинникова. С. 121). Датировка портрета концом XVII века, помимо стилистических признаков, подтверждается и изучением холста: швы, соединяющие шесть отдельных кусков полотна в одно целое, «в точности повторяют прием соединения полотнищ парусного холста, существовавший в России в конце XVII — начале XVIII века», а «производство парусного полотна в Москве возникает около 1693 года» (Там же).

Князь Иван Борисович, родившийся в 1615, не мог выглядеть так молодо в конце 1690-х, когда ему было около 80 лет. П. Н. Петров предполагал, что портреты Репниных являлись «копиями со старинных оригиналов» (Кат. Исторической выставки. С. 3. № 2; С. 4. № 3; С. 16). Однако эта версия маловероятна, ибо в первой половине XVII века, когда и царские портреты были раритетами, вряд ли могла появиться целая группа портретов родовитых, но неизмеримо ниже стоявших по статусу князей Репниных. Вероятность того, что портрет следует считать изображением Аникиты Ивановича, подтверждает деталь, до сего времени не привлекавшая внимания исследователей, — сабля: в 1685 году, при учреждении «потешной» роты в Преображенском, Аникита Репнин был назначен ее поручиком, в 1687 — произведен в полковники. По статусу он был обязан носить оружие (сабли, называемые чечуги, позволялось носить только солдату).

В Кат. 1980 (С. 366. № 6529): Парсуна князя Ивана Борисовича Репнина (161(?)—1697). Вторая половина XVII в. (?).

 

Показать полный текст
Скрыть полный текст

Портреты князей Репниных, поступившие в Русский музей из ИАХ, представляют собой крайне важные и характерные произведения парсуны, классические примеры этого вида изображений.
По сведениям Н. М. Молевой, они происходят из семейного собрания Репниных, их последним владельцем был князь П. И. Репнин (около 1718–1778). Около 1755 князь Петр Иванович продал свой большой дом с обширным земельным участком Московскому университету, и портреты Репниных, вместе с домом, перешли во владение И. И. Шувалова, который передал их в ИАХ (Молева 1994. С. 51–52). Однако впервые как «принадлежащие Императорской Академии художеств» они упоминались в каталоге устроенной П. Н. Петровым исторической выставки 1870 года (Кат. исторической выставки. С. 3. № 2; С. 4. № 3; С. 16. № 45). 

Экспонировались все три портрета и на Таврической выставке, но в каталоге упоминались как изображения князя Ивана Борисовича, князя Афанасия Борисовича и князя Петра Александровича (Кат. Таврической выставки . С. 1. № 1408, 1409, 1410). В Русском музее при поступлении портреты были записаны в инвентарную книгу под именами Ивана Борисовича, Александра Борисовича и Афанасия Борисовича Репниных. Так они и упоминались в каталогах собрания и выставок.

Их персонажи якобы принадлежали XXIII колену генеалогического древа князей Репниных. Традиционная их датировка 1690-ми годами не вызывала каких-либо возражений, тем более что все они укладывались в схему «сарматского» портрета, широко распространенную в русском искусстве рубежа XVII–ХVIII веков.

Впервые С. А. Летин справедливо усомнился в том, что надпись на одном из изображений «партретъ князя Александра Борисьевича Репнина» соответствует имени изображенного (Летин. С. 61, 62). «Российская родословная книга» П. В. Долгорукова однозначно свидетельствует, что в «колене XXIII» князь Александр Борисович отсутствовал. Его составляли двое сыновей князя Бориса Александровича — князь Иван Борисович, боярин, умерший 5 июня 1697 года, и князь Афанасий Борисович, умерший 25 ноября 1653.

Наличие трех братьев Репниных «Российская родословная книга» указывает лишь в «Колене XXIV». Это были сыновья князя Ивана Борисовича: князь Андрей Большой Иванович, князь Аникита Иванович и князь Андрей Меньшой Иванович (Российская родословная книга. С. 271). Они-то и являются, по нашему мнению, моделями портретов. В конце XVII века братьям было около тридцати лет, что соответствует возрасту Репниных, изображенных на принадлежащих ГРМ парсунах.


«Виртуальный Русский музей» в социальных сетях: