Коллекция Государственного Русского музея

1844, Чугуев, Харьковской губ. – 1930, Куоккала близ Ленинграда

17 октября 1905 года

1907

  • Холст, масло. 184 x 323
  • Ж-6666

  • Пост. в 1938 из Музея Революции; ранее – собрание В. Г. Винтерфельда


К началу XX века Российская империя представляла собой абсолютную монархию и входила в число пяти крупнейших промышленных держав мира. Однако почти все слои русского общества были недовольны своим положением: буржуазия и интеллигенция желали конституции и гражданских свобод, крестьяне — помещичьей земли, рабочие — достойных условий труда и повышения заработной платы. Последней каплей стало поражение в русско-японской войне. 9 января 1905 года к Зимнему дворцу в Петербурге с петицией направились тысячи демонстрантов во главе с лидером профсоюзного движения священником Георгием Гапоном, которые были расстреляны войсками. «Кровавое воскресенье» положило начало волнениям, переросшим к осени во Всероссийскую политическую стачку. Это вынудило Николая II издать 17/30 октября Манифест, которым были дарованы гражданские права и свободы, а также учрежден парламент — Государственная дума с законодательными функциями. Вскоре началась столыпинская земельная реформа. Страна вступила в новую фазу своего политического развития. 

Репин восхищается Александром Глазуновым, Николаем Римским-Корсаковым и другими композиторами, которые были исключены из состава профессоров Петербургской консерватории за сочувствие революционной части учеников и выступления в печати. Вместе с 113 художниками он подписывает заявление с требованием к правительству «немедленного и полного изменения государственного строя путем призыва к законодательной и административной работе свободно выбранных представителей от народа». 

17 октября 1905 года, в разгар Всероссийской октябрьской политической стачки, был опубликован «Манифест об усовершенствовании государственного порядка». В нем Николай II обещал даровать народу «незыблемые основы гражданской свободы». Это вызвало бурную реакцию в обществе. Репин с восторгом воспринял Манифест 17 октября: «<…> и вот плотина прорвана, — пишет он, — <…> теперь уже не остановить этой силы скопившейся реки — она хлынула!»

«17 октября 1905 года» — из немногих произведений изобразительного искусства, адекватно выразивших эмоции, переполнявшие современников. По словам В. В. Розанова, Репин очень точно передал в своем произведении «масленицу русской революции, карнавал ее, полный безумия, цветов и блаженства». Сам художник пояснял, что на его картине изображены «<…> главным образом студенты, курсистки, профессора и рабочие, с красными флагами, восторженные; с пением революционных песен. На первом плане подняли на плечи амнистированного и многотысячной толпой движутся по площади большого города в экстазе общего ликования». Среди демонстрантов Репин также запечатлел представителей демократической интеллигенции, так или иначе приближавших наступление этого дня: художественного и музыкального критика В. В. Стасова, филолога и педагога М. В. Прахова, умершего еще в 1879 году, историка литературы и библиографа С. А. Венгерова, актрису Л. Е. Яворскую.

Однако в послереволюционной России картина Репина «17 октября 1905 года» была не просто почти забыта. Критики и историки искусства надолго как бы вычеркнули ее из наследия художника. Такой Репин их не устраивал. Они предпочитали оставить его в памяти потомков только передвижником, автором социально заостренных сюжетов о России второй половины XIX века. Реалии XX столетия, столь же искренне переживаемые Репиным, преподносились публике как старческий упадок, что совсем не соответствовало истине. В 1900-е годы Репин не изменился как художник, всегда искавший в искусстве соответствия жизни. Как в 1870-е, когда он писал «Бурлаков на Волге», гимн человеку труда, так и в начале XX века он остается верен своему пониманию предназначения художника.


«Виртуальный Русский музей» в социальных сетях: