Коллекция Государственного Русского музея

1894, Бежецк Тверской губернии – 1971, Ленинград

Иллюстрация к книге А.Н. Самохвалова «Водолазная база»

(М.; Л.; ГИЗ, 1928). 1928


Из книги воспоминаний художника «Мой творческий путь»: «В Детгизе я встретился с людьми, которые с пламенной энергией и увлечением участвовали в создании детской книги. Они организовали неповторимый творческий коллектив писателей и художников, вошедший в историю нашей литературы. Главой и вдохновителем этого содружества был, несомненно, Самуил Яковлевич Маршак.

Маршак, на мой взгляд, лучший редактор, с которым мне пришлось встретиться в жизни, не только потому, что он великолепно знал язык во всех фазах. Он знал язык народный, его ритмику в лучших проявлениях фольклора, знал язык городского фольклора, язык шарманщиков, понимал язык самобытный, язык, вызванный пережитым и переживаемым. Он улавливал ту зыбь языка, тот его горизонт, на котором происходило словотворчество, словорождение, и радовался этому новому слову, пусть ещё слову-младенца, иногда ещё хлипкому, но закономерному в комплексе бытия.

Маршак лучший редактор, и потому, что угадывал творческие побуждения в первых порывах к творчеству ещё неопытного писателя, не имеющего профессиональных навыков. Может быть, он иногда ошибался, но понимал, что в литературе профессиональные навыки имеют несколько другое значение, чем в рисунке, живописи, музыке и так далее. Рисовать, писать цветом мы начинаем по-настоящему по "призванию", с какого-то времени после изучения ряда профессиональных действий. Выражать же мысль словом и объясняться со старшими и младшими словом мы начинаем с самых малых лет, и слово как более действенное средство выражения и общения постоянно, даже у не имеющих зова к литературному творчеству, имеет основное значение средства общения. Мы говорим всё время и никогда не расстаёмся со словом. И Самуил Яковлевич понимал, что темперамент человека может независимо от опыта внести новое слововыражение, и он был приветлив к новичкам.

Таким неожиданным товарищем оказался и я…

Текст "Водолазной базы" я посвятил Маршаку, благодарный ему за то, что он с величайшим вниманием прочел стихи и сам своей рукой переписал её всю, иногда выбрасывая мною написанное, тормозящее ритм или, наоборот, вводя выброшенное мною.

Например, так:

А рабочие-то инструментом как рванули,

Да головы-то им моментом и свернули.

Только это водолазу ничего...

Есть другая голова у него.

.......................................................................

Чихает и улыбается,

Как и всякой голове полагается.

Эти две последние строчки я вычеркнул за особую остроту их, а Самуил Яковлевич их восстановил, сказав: "Это же здорово"».


«Виртуальный Русский музей» в социальных сетях: