Коллекция Государственного Русского музея

1887, Москва – 1973, Тбилиси
1887, Санкт-Петербург – 1938, Париж

Автопортреты (Арлекин и Пьеро)

1914

  • Холст, масло. 210 x 142
  • Ж-7831

  • Пост. в 1963 от В. И. Шухаева, Тбилиси


Шухаев и Яковлев вошли в объединение „Мир искусства“ как представители неоклассицизма. В картине „Арлекин и Пьеро“ они возрождают форму классического портрета, из старого искусства заимствованы также академически четкий рисунок, светотеневая моделировка форм, локальность цвета, бесфактурная кладка мазка.

В начале 1910-х годов Шухаев и Яковлев выступали в „Доме интермедий“ в Петербурге в пантомиме А. Шницлера „Шарф Коломбины“. Яковлев — в роли Арлекина, Шухаев — в роли Пьеро. Их двойной автопортрет — своеобразное воспоминание об увлечении театром. Картина долгие годы не выставлялась, так как не была закончена. В 1962 Шухаев дописал некоторые детали. В том же году она экспонировалась на его персональной выставке в Академии Художеств в Ленинграде.

Русский музей. От иконы до современности. 2005. С. 273.

Художники изображены в костюмах Арлекина (Яковлев) и Пьеро (Шухаев), героев пантомимы А. Шницлера «Шарф Коломбины», поставленной в 1911 году В. Э. Мейерхольдом в театре «Дом интермедий» в Петербурге. Некогда случайно попав на этот спектакль, художники стали постоянными его зрителями, познакомились с актерами, режиссером и однажды были приглашены на исполнение главных ролей. Мысль написать совместный автопортрет, изобразив себя в роли героев комедии, пришла в Италии, где Яковлев и Шухаев находились после окончания Академии. Картина, исполненная двумя мастерами, столь цельна по манере письма, что воспринимается как произведение, созданное одной рукой. В нем четко выразилось творческое кредо авторов. Последовательные ученики Д. Н. Кардовского, они обратились к традициям русского академического искусства XVIII и первой половины XIX века. Передать форму, ее объем, плотность, цвет вне зависимости от мимолетного состояния было задачей художников. Этому в портрете подчинено все: академически четкий, строгий рисунок, светотеневая моделировка формы, локальный цвет, бесфактурная кладка мазка. Вместе с тем в произведении сказалась особая экспрессивность решения образов, характерная для искусства начала ХХ века. (В. Кн.).

Русский портрет. ХХ векСПб, 2001. С. 113.


«Виртуальный Русский музей» в социальных сетях: