Коллекция Государственного Русского музея

1866, Интра на Лаго Маджоре, Италия — 1938, вилла Кабианка около Палланцы, Италия

Александр III

Конная статуя. 1907

  • Бронза. 480 х 580 х 202
  • Ск-1436

  • Пост. в 1939


Александр III Александрович (26 февраля / 10 марта 1845, Санкт-Петербург − 20 октября / 1 ноября 1894, Крым) − второй сын императора Александра II и императрицы Марии Александровны. До смерти своего старшего брата Николая (1865) не являлся наследником престола и готовился к военной карьере. Вступил на престол в марте 1881 года после трагической гибели отца, убитого террористами. Проводил консервативную внутреннюю политику, которая определялась его намерением, закрепив позитивные результаты либеральных реформ, предотвратить наступление в России революционного хаоса. Внешняя политика России отличалась миролюбием и делала ее гарантом международной безопасности. Был страстным собирателем произведений искусства. Его коллекции легли в основу Русского музея императора Александра III в Петербурге. Царствовал с 1/13 марта 1881 по 20 октября / 1 ноября 1894.

400-летие Дома Романовых. СПб, 2013. С. 109.

Александр III (1845–1894) — сын императора Александра II, с 1881 — российский император.

В память о своем отце Николай II инициировал создание монумента по проекту скульптора Паоло Трубецкого. Он был открыт в Высочайшем присутствии 23 мая (5 июня) 1909 года на Знаменской площади Санкт-Петербурга перед Николаевским (ныне — Московским) вокзалом.

Место его установки перед Николаевским (ныне — Московским) вокзалом было выбрано не случайно, памятник должен был символизировать завершение строительства грандиозной железной дороги, соединившей столицу Российской империи с восточно-сибирскими и дальневосточными городами. Великий Сибирский путь от Петербурга до Владивостока предполагалось открыть в конце 1902 года, к тому же времени изначально был приурочен и памятник Александру III.

Конкурс проектов был объявлен 25 ноября 1899 года, к участию в нем приглашались ведущие скульпторы-монументалисты.

На первый тур Трубецкой подал эскиз сидящего на троне Александра III. Однако тогда ни один из предложенных замыслов не был одобрен, а сроки конкурса продлены. Проект, получивший высочайшее одобрение, Трубецкой подготовил в сотрудничестве с Шехтелем. Это была уже конная статуя, стоящая на четырехугольном пьедестале, который предполагалось украсить двумя барельефами, изображающими покорение Ермаком Сибири и встречу сибиряками первого поезда.

К лету 1901 года были готовы сначала первая, а затем вторая (исправленная) модель конной статуи «в натуральную величину».

Размышляя над формой, архитектоникой объемов, ритмами линий, скульптор отказывался от прежних приемов лепки и постепенно, шаг за шагом, обретал новый, подчеркнуто монументальный язык пластических обобщений. В итоге почти сказочный в своей мощи конь и столь же могучий всадник слились в ясный и цельный художественный образ, рождая то ощущение невероятной, былинной силы, которое и сделало памятник Александру III не только олицетворением одной конкретной личности, но и своего рода символом эпохи, огромной и суровой страны. Показательно, что сам Трубецкой, беседуя с Василием Розановым, говорил: «Я хотел в образе Александра III представить великую русскую мощь, и мне кажется, что вся фигура императора на моем памятнике воплощает мою основную мысль».

Многие из тех, кто лично знал Александра III, — не говоря уже о вдовствующей императрице Марии Федоровне, которая неизменно поддерживала Трубецкого в период работы над памятником, — считали, что скульптору удалось добиться достоверности и выразительности внешнего облика императора. В этом убеждают строки из воспоминаний Александра Николаевича Бенуа, который впервые увидел Александра III в 1889 году в царской ложе Мариинского театра. Его впечатления на редкость созвучны образу, созданному Трубецким: «Меня поразила его „громоздкость“, его тяжеловесность и — как-никак — величие. До тех пор, — вспоминал Бенуа, — мне очень не нравилось что-то „мужицкое“, что было в наружности государя, знакомой мне по его официальным портретам <…>. Введенная в самом начале царствования новая военная форма с притязанием на национальный характер, ее грубая простота, и хуже всего, эти грубые сапожищи с воткнутыми в них штанами возмущали мое художественное чувство. Но вот в натуре обо всем этом забывалось, до того самое лицо государя поражало своей значительностью. Особенно поразил меня взгляд его светлых (серых? голубых?) глаз. <…> Этот холодный стальной взгляд, в котором было что-то и грозное, и тревожное, производил впечатление удара. Царский взгляд! Взгляд человека, стоящего выше всех…». Читая эти строки, в очередной раз убеждаешься в поразительном чутье Трубецкого-портретиста.

Елена Карпова. Русские годы — русские образы / Паоло Трубецкой. СПб, 2016. С. 14–16, 21–25.

15 октября 1937 года памятник «Державному основателю Великого Сибирского пути» был демонтирован и в феврале 1939 года принят на хранение в Русский музей, что спасло его от переплавки. Сначала конная статуя «Царя-Миротворца» находилась в Михайловском саду музея, затем — во внутреннем дворе корпуса Бенуа, а в 1994 году была установлена на пьедестал перед Мраморным дворцом — одним из филиалов Русского музея, напоминая посетителям о его выдающемся основателе.

Ирина Панченко. «...памяти о жизни и Царственных трудах Родителя Нашего» // Александр III. Император и коллекционер. СПб, 2019. C. 192–193.


«Виртуальный Русский музей» в социальных сетях: