Коллекция Государственного Русского музея

1844, Чугуев, Харьковской губ. – 1930, Куоккала близ Ленинграда

Николай Мирликийский избавляет от смерти трех невинно осужденных

  • 1888
  • Холст, масло
  • 215 х 196
  • Ж–4001
  • Пост.: 1897 из Зимнего Дворца, Петербург

Илья Репин получил заказ на изображение святого Николая Мирликийского (Николая Чудотворца) от игуменьи Николаевского женского монастыря в селе Стрелечьем Харьковского уезда. Художник приезжал сюда, чтобы навестить свою двоюродную сестру Эмилию (в монашестве  — Евпраксию).  Художник работал над картиной четыре года.

Сюжет картины связан с одним из деяний святого Николая Чудотворца (примерные даты жизни — 270—345 годы н. э.), которое он совершил в свою бытность епископом в Мире Ликийской — городе, расположенном в Ликии (ныне это место находится на территории турецкой провинции Анталья). Именно с названием этого города и связано известное прозвище святого Николая — «Мирликийский».

Будучи в отъезде, Николай Мирликийский узнал о том, что мирский градоначальник Евстафий осудил на казнь трёх невинных людей, подкупленный их недоброжелателями. Желая пресечь несправедливость, Николай спешно возвратился в Миры и достиг Диоскурова поля, где должна была совершиться казнь, как раз в тот момент, когда палач был уже готов приступить к исполнению приговора. Византийский писатель X века Симеон Метафраст так описывал эту историю в «Жизни и деяниях Святого отца нашего Николая Чудотворца»: «Когда святой это увидел и обратил взор на печальное зрелище, то, уравновесив суровость мягкостью, не сказал ни дерзкого, ни резкого слова, но и не выказал никакой опаски или робости; сколько доставало сил он побежал к палачу, смело выхватил из его рук меч, и, ничего не страшась, бросил на землю, и осуждённых освободил от их оков. Никто не воспрепятствовал его самовластному поступку…».

Именно этот момент, когда Николай Чудотворец останавливает меч палача, занесённый над первым из осуждённых, и был изображён художником. На картине резко контрастируют непреклонность уверенного в своей правоте Николая Мирликийского, удивление палача, испуганно-льстивое выражение лица градоначальника («византийского царедворца»), а также фигуры и лица осуждённых, которые уже не верили в возможность своего спасения — «один покорный, другой недоумевающий и третий в порыве сумасшедшей надежды».

Хотя прообразом Николая Мирликийского, по-видимому, был Лев Толстой, с которым Репин в те годы много общался, лицо святого Николая было написано с поэта Аполлона Майкова. Палача Репин писал с художника Николая Кузнецова. Образ приговорённого к смерти, стоящего на коленях, был создан с писателя Иеронима Ясинского, а тщедушного молодого смертника, ожидающего своей очереди — с писателя-символиста Дмитрия Мережковского.

Актуальность этой темы близка нравственной проповеди Льва Толстого и вопросу об отмене смертной казни. В 1889 полотно экспонировалось на 17-й выставке ТПХВ, где оно было приобретено императором Александром III. Именно с покупкой этой картины было связано решение о создании Русского музея.

Одноименное повторение-вариант 1890 хранится в Киевском музее русского искусства; одноименный уменьшенный вариант – в Харьковском художественном музее.


  • АФК «Система»
  • МТС
  • БФ «Система»